SirRoof

Дети лейтенанта Гранта


«Что ж мы? на зимние квартиры?..»
М.Ю. Лермонтов

«Дай миллион! Дай миллион!»
М.С Паниковский

Хотя погоды в последние дни стояли вполне приличные, людей на экскурсии приходит всё меньше – и это по наблюдениям не только моим, но и других экскурсоводов. Может быть, наступление «бабьего лета» и приведёт к какому-то подъёму, но вряд ли продолжительному.
И поскольку экскурсионная деятельность для меня являлась основным источником дохода, жизнь ставит перед выбором – или вообще «переквалифицироваться в управдомы», или как-то перезимовать в надежде, что весной всё вернётся на круги своя. (Хочется же быть оптимистом.))

Идеально было бы залечь в берлогу – но не спать, а книжку написать к весне. Тем более что периодически слышу вопрос: ну как, мол, уже принялся за третью? Я бы и рад: план книги определился, иллюстрации в основном подобраны – садись да пиши…
Проблема в том, что запасов мёда в моей берлоге до весны не хватит. Даже если бы гонорар предложили выплатить авансом (что исключено) – его бы всё равно не хватило, уж такие сейчас гонорары.

Но говорят, бывает ещё такая штука… называется ГРАНТ. Это когда процесс (производство фильма, написание книги, экспедиция и т.п.) финансируется из фондов, созданных для поддержки проектов в сфере культуры, науки, образования.
Одно лишь мне неведомо – а где они водятся, эти фонды?
Если кто знает, просветите меня, дремучего.
Ну и вообще – при возникновении идей по данной теме черкните пару слов, хоть в комменты, хоть в личку.
SirRoof

Почти подзамочное

Я вам не советую это читать.
Это написано не для прочтения, а только лишь для того, чтобы быть написанным.
Может быть, мне от этого станет легче. Никому из вас – точно не станет.
Текст тяжёлый, лучше промотайте его.

Ближайшие несколько недель (а может, и месяцев) я буду просыпаться в семь без будильника, а потом – осознав, что выгуливать некого, – пытаться снова уснуть. И буду за ужином бросать взгляд на часы: без чего там девять? Не пора ли на прогулку?


1_2237 900
Сверкай, он же Кай, он же Кася, он же Крысьман, он же Драконище, он же Кабан…

Сегодня был последний день его жизни.
Для борзой 13 лет – это как для человека все 70, когда иной ещё крепок, как дуб, а многим уже пора собираться…
Я не консультировался с ветеринаром. Бремя решения принял на себя, тем более что оно и так было на мне. Когда умирал Амулет, я не понимал, что с ним происходит – поэтому психовал, срывался на несчастного пса, если он тупил или писался в подъезде (до меня, глупого, не доходило, что у него просто почки отказывают). Потом осознал, что дело не шуточное… повёз в клинику. Доктор был хороший – сразу предупредил, что если делать операцию, то шансы 50 на 50, а вот из-под наркоза 14-летний пёс может и не выйти. Так оно и случилось.

Теперь, много лет спустя, я уже отдавал себе отчёт в происходящем. Весь последний год, когда «бортовые системы» начали барахлить или отказывать одна за другой, я не злился, когда пёс «не дотерпел», подстраховывал его при спуске по лестнице и вписывался за него в драку с другими кобелями, против которых мой полуслепой борзюк уже не тянул.
Главной задачей было – не пропустить тот момент, когда Каю станет СЛИШКОМ тяжело.

И вот наступил этот день.
Мы уже давно с Каем никуда не ездили, и даже непонятно было, как грузить его в машину, но он с готовностью полез на заднее сиденье купе, словно точно знал, что мы едем туда, где больше нет проблем и ничего не болит. И даже в долгом ожидании в клинике, то усаживаясь, то укладываясь своими громоздкими конечностями на кафельный пол, он кряхтел и тяжело дышал – но ни разу не показал, что чем-то встревожен.

Я был с ним до конца. Гладил его узкую голову, смотрел в полуприкрытые веками карие глаза, когда снотворное сделало своё дело. Он уснул, и дыхание выровнялось, и уши не дрогнули, когда я шептал его имя.
Потом ветеринар ввёл последний препарат и вышел, а я всё гладил своего зверя по шее и по рёбрам. Постепенно плоский бок перестал колыхаться, но я чувствовал ладонью удары сердца… только уже не мог понять – его ли, или моего собственного?

2_ЛетатьОхота

Мёртвое тело почему-то кажется более тяжёлым. Странно, но это так.

Прости меня, Кай.
Не думаю, что моё решение было поспешным – но если так, прости меня.
За всю свою жизнь ты ни разу никого не укусил. Ты даже кошек не обижал.
Ты не заслужил никаких страданий.

P.S. Ника, спасибо тебе. Я знаю, что ты это не прочтёшь – но всё равно спасибо.
SirRoof

Навеяло…


И. Е. Репин. Иван Грозный и сын его Иван (ранение картины). С фот. С.Г.Смирнова («Новое Время», 1913 г.)

«16 января, в 12 часу дня, в Третьяковской галерее, по Лаврушинскому переулку, имел место следующий небывалый случай: была изрезана известная картина Репина – "Убийство Иоанном Грозным своего сына". В это время среди прочих посетителей в художественную картинную Третьяковскую галерею пришел прилично одетый молодой человек. Это был московский домовладелец Абрам Абрамов Балашов, 29 лет, проживающий в своем доме, по Кладбищенскому проезду, по профессии – иконописец. Бегло просмотрев некоторые картины, Балашов вошел в ту комнату, где была картина Репина. Выхватив нож, Балашов внезапно бросился к картине и принялся наносить удары. Всего нанесено три удара, причем от каждого удара полотно оказалось разрезанным на 8 вершков. Всего в полотне испорчено 24 вершка. Порча причинена в главных местах картины, – прорезаны лица. Балашов был задержан, освидетельствован врачами, признан сумасшедшим и помещен в центральный приемный покой для душевнобольных. На публику бывшую очевидицей такого дикого поступка Балашова, порча картины Репина произвела удручающее впечатление».
Collapse )
SirRoof

Приглашение на презентацию

Уважаемые френды, читатели и почитатели! ))
Рад всем сообщить, что презентация второй части «ПутеБродителя» состоится на этой неделе,
а точнее – в четверг (28 мая) в музее «Булгаковский дом».
Адрес: ст. м. Маяковская, ул. Большая Садовая, 10, вход в арку, 1 подъезд слева.
Начало – в 19.00.

8955а900

Вторая книга ПутеБродителя по объёму значительно превосходит первую (Вокруг Кремля и Китай-города),
больше в ней и цветных иллюстраций (в данном случае это прекрасные интерьеры шехтелевских особняков),
поэтому цена книги в магазинах около 600 рублей, но на презентации она будет продаваться всего за 500 рублей.
Автографы – безДвозДмезДно, то есть даром. )))


24 0587 мал
Одна из иллюстраций к ПутеБродителю  (фото Всеволода Чуванова)
SirRoof

+1 )))

5090_1000


Как говорится, "требуйте во всех книжных магазинах города!"
Ну и сам я, по установившейся традиции, тоже буду брать с собой по парочке экземпляров, отправляясь на экскурсию.
Впрочем, в магазинах пока второй книги нет. Думаю, появится в 20-х числах мая.
SirRoof

Дела давно минувших дней...


Помню, в детстве (ну, где-то в десятилетнем возрасте) я буквально зачитывался романами Ильфа и Петрова. Мог даже цитировать большущими кусками – память у меня и сейчас неплохая, а тогда вообще была «дай бог каждому». Причём юмор улавливал в разных пластах текста – в каких-то случаях его отчётливо понимая, а в каких-то просто интуитивно чувствуя его наличие. И тут дело было не в юном возрасте читателя, а в том, что множество упомянутых в тексте реалий давно уже отошло в прошлое. Допустим, уловить смысл выражения «холя ногтей» было нетрудно по контексту, а вот «ондулянсион на дому» при полной невозможности погуглить оставался тайной, покрытой мраком.
В общем, чувствовалась необходимость комментариев к похождениям великого комбинатора – но снабжённое ими издание мне никогда не попадалось.

А сегодня случайно натолкнулся на сайт http://benderostap.ru/
Как сказал бы сын турецкоподданного, сбылась мечта идиота. )))
Текст, где красным выделены пассажи, при клике на которые появляются комментарии. Удобно и информативно.
Можно нырнуть в минувшее и узнать, что такое штучные брюки или платья «шантеклер», о том, что у лейтенанта Шмидта действительно был сын (хотя и всего один)), откуда взялся шкафчик типа «Гей, славяне!» или объявление «Пиво отпускается только членам профсоюза».
SirRoof

Историческiй анекдотъ (а может, и правда)






Когда после революции большевики провели реформу орфографии и некоторые буквы алфавита упразднили, оппозиционные газеты продолжали придерживаться старорежимной орфографии, что было воспринято новой властью как непозволительное фрондёрство.

Были приняты меры - по типографиям прошлись патрули с целью изъятия из наборных касс литер Ять, Ижица, Фита, Ер и Ерь. Последние 2 буквы служили по совместительству ещё твёрдым и мягким знаком, но на это революционным матросам было начхать, и они выгребли до кучи все буквы, попавшие в список ликвидированных.

Наборщики и корректоры попали в сложное положение, ведь напечатать слово ОБЯВЛЕНИЕ они были неспособны чисто физиологически. Пришлось за неимением чего-то более подходящего использовать знак апострофа. Вот так и появились "об'явления", "под'езды" и тому подобное.
SirRoof

«Трудом возвышаюсь»

Где обычный человек склонен видеть опасность, там мудрый усматривает возможность. После отмены крепостного права многие помещики совершенно не представляли, как им вести хозяйство в условиях отсутствия дармовой рабочей силы. Некоторые в растерянности не находили ничего лучше, как продавать свои имения. Далеко не каждый крестьянин имел возможность выкупить себе надел земли – но те, кто позажиточнее, делали это и потом вели хозяйство по своему разумению: закупали заграничное оборудование, строили мельницы, открывали предприятия для обработки своей продукции.


01_Харитоненко Иван
Иван Герасимович Харитоненко (1822–1891)

Крестьянский сын Иван Харитоненко в те времена держал бакалейную торговлю в городе Сумы и неплохо зарабатывал на поставках украинского сахара в Москву и Петербург, поэтому быстро сориентировался в ситуации: начал скупать землю под выращивание свёклы, а сахарные заводы сначала брал в аренду, а затем построил свои собственные. Правда, один завод вскоре сгорел, и новый сахаропромышленник оказался на грани банкротства. Но опять-таки, что одному опасность, то для другого – возможность. Харитоненко рискнул: под высокий процент взял банковский кредит и разом скупил сахар всех заводов от Сум до Белгорода и Харькова. Успешно реализовав эту партию, он погасил кредит и оставшуюся прибыль вложил в восстановление бизнеса.
К 1870-м годам Харитоненко сделался одним из самых крупных землевладельцев на сумщине, торговый оборот его предприятий превысил 20 млн. рублей серебром, а численность населения города Сумы выросла в 4 раза. Настало время и в Москве обзавестись солидным представительством с оптовым складом, для чего фирма «И. Г. Харитоненко и сын» приобрела владение № 14 по Софийской набережной. Место было хотя и с видом на Кремль, но тогда ни в коей мере не пафосное – в соседстве с литейным заводом Густава Листа и большим фруктовым рынком на Болотной площади. Впрочем, где фрукты, там и варенье, а какое же варенье без сахара?


02_Соф наб 1890е откр1900_03
Софийская набережная. Фото 1890-х годов на открытке 1900–1903 года

Дела шли всё лучше и лучше, и к концу жизни Иван Герасимович Харитоненко стал настоящим сахарным магнатом. Несмотря на очень скромное образование, полученное в сельской приходской школе, этот человек был открыт всему новому – оборудование закупал за границей самое современное, семена выписывал самых лучших сортов. Стремясь разбираться во всём досконально, он до последних дней своих занимался самообразованием, в 55 лет начал изучать французский и вскоре изъяснялся на нём свободно.
Collapse )
SirRoof

«Избушка» Шехтеля

К своему дому в Ермолаевском переулке архитектор Шехтель относился с юмором, и в письме к А.П. Чехову, с которым состоял в приятельских отношениях, выразился так: «…построил избушку непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирку, то ли за синагогу». Однако отнюдь не смешными были обстоятельства, вследствие которых возник этот особняк.


1_Шехтель_Ермол800
Дом Ф. О. Шехтеля. Фото конца 1890-х годов
В 1890-х годах Франц Осипович с семьёй проживал на Петербургском шоссе в небольшом симпатичном доме, построенном по собственному проекту. Семья была по тогдашним меркам небольшая – жена Наталия Тимофеевна с матерью и трое детей: Катя, Боря и Лёва. Екатерина Францевна Жегина приходилась Шехтелю одновременно и тёщей, и кузиной. Собственно, он и вырос в доме Жегиных, восьми лет от роду потеряв отца. Муж Екатерины Францевны, саратовский купец Тимофей Жегин, принял на себя заботы о многочисленной родне супруги: подросших девочек обеспечил приданным, а вдове составил протекцию и устроил на должность домоправительницы в семью своих друзей Третьяковых и после её отъезда в Москву взял маленького Франца в дом и вырастил как приёмного сына. Так что кузина заменила мальчику мать, а её дочь стала впоследствии его женой.
Collapse )
SirRoof

Зачастил... ))


Обл ФИН мал900

Ну вот, вчера ушла в печать 2-я книга «ПутеБродителя».
Огромное спасибо всем, кто предоставил фотографии – особенно Маргарите Фединой.
Шехтелевские интерьеры, отснятые с любовью и с большим мастерством, стали украшением книги.
Отдельная благодарность коллективу редакции – было сделано всё, чтобы книга стала лучше, и ничего такого, что могло бы её ухудшить.
Теперь остаётся только ждать апреля… так сказать, весеннего месяца нисана.))

IMG_2392
Фото М. Фединой