Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

SirRoof

Верхний пост

Когда выходишь на эстраду,
Стремиться надо к одному –
Всем рассказать немедля надо,
Кто ты, зачем и почему.
(Музыка Аркадия Велюрова, стихи поэта Соева )))


Итак, кто я?.. Человек, который любит Москву, хоть сейчас это и не модно.
Зачем я всё это пишу?.. Главным образом для собственного развлечения.
Почему мне хочется показать вам город таким, каким он видится мне?..
С детства приучен не в одиночку конфеты трескать, а делиться с товарищами. )
Такой вот альтруист-энтузиаст.  )))

Если вы попали на эту страничку после нашей совместной прогулки по городу,
то здесь некоторые из рассказанных мной историй представлены более подробно,
причём есть даже те, которые не представлены на моём сайте.
Для удобства выкладываю ссылки:
http://sir-roof.livejournal.com/10594.html Попасть в историю
http://sir-roof.livejournal.com/13078.html Город мёртвых
http://sir-roof.livejournal.com/21201.html Картёжной шайки атаман (начало)
http://sir-roof.livejournal.com/21940.html Картёжной шайки атаман (окончание)
http://sir-roof.livejournal.com/22036.html Белая цыганка
http://sir-roof.livejournal.com/20502.html Дом декабриста Свистунова
http://sir-roof.livejournal.com/28404.html Кузнецкий мост
http://sir-roof.livejournal.com/30078.html Никольская улица
http://sir-roof.livejournal.com/20941.html «Старые Поля»
http://sir-roof.livejournal.com/20032.html Памятник Ивану Фёдорову
http://sir-roof.livejournal.com/23458.html Пушкинская площадь
http://sir-roof.livejournal.com/22416.html Патрики
http://sir-roof.livejournal.com/29933.html Поварская и Лев Кекушев
http://sir-roof.livejournal.com/23097.html Особняк Зинаиды Морозовой
http://sir-roof.livejournal.com/33353.html Особняк Павла Харитоненко

А возможно, вы перешли сюда через какой-то из моих комментов
(ох, язык мой – враг мой!.. или всё же друг?.. ))) В любом случае,
я польщён вашим вниманием, а кроме того, буду очень рад,
если вы захотите составить мне компанию в прогулках по Москве.

Темы такие, что скучно не будет:
«Денежный переулок»
«Золотая миля»
«Кузнецкий мост без кузниц и моста»
«Китай-город. Камни, стены, люди, тени…»
«Александровский сад. Люди и нелюди»
«В поисках арбатских переулков»
«Госстрах и Госужас Лубянки»
«Твербуль. Факты, байки и легенды»
«От Воронцова поля до Солянки»
«От Гнездников к Столешникам»
«От Мясницких ворот до Ильинских»
«От Ильинских ворот до Никольских»
«От Толмачей к Садовникам»
«От Чертольских ворот до Арбатских»
«Шехтель и многие другие»
«Лев Кекушев и другие»
«Осип Бове и другие»
«По Варварке до Лобного места»
«Приключения итальянцев в Москве»
«Чудаки, дельцы, авантюристы...»
«Из истории кабаков в России»
«Ивановская горка. Три века русского криминала»

Дату и время можно увидеть здесь: http://www.pereulo4ki.ru/
До встречи в реале! ))
Если нужно со мной связаться –
+7 (916) 288-0005
со скайпа на скайп: Skype
со скайпа на телефон: +1 (916) 288-0005
SirRoof

Навеяло…


И. Е. Репин. Иван Грозный и сын его Иван (ранение картины). С фот. С.Г.Смирнова («Новое Время», 1913 г.)

«16 января, в 12 часу дня, в Третьяковской галерее, по Лаврушинскому переулку, имел место следующий небывалый случай: была изрезана известная картина Репина – "Убийство Иоанном Грозным своего сына". В это время среди прочих посетителей в художественную картинную Третьяковскую галерею пришел прилично одетый молодой человек. Это был московский домовладелец Абрам Абрамов Балашов, 29 лет, проживающий в своем доме, по Кладбищенскому проезду, по профессии – иконописец. Бегло просмотрев некоторые картины, Балашов вошел в ту комнату, где была картина Репина. Выхватив нож, Балашов внезапно бросился к картине и принялся наносить удары. Всего нанесено три удара, причем от каждого удара полотно оказалось разрезанным на 8 вершков. Всего в полотне испорчено 24 вершка. Порча причинена в главных местах картины, – прорезаны лица. Балашов был задержан, освидетельствован врачами, признан сумасшедшим и помещен в центральный приемный покой для душевнобольных. На публику бывшую очевидицей такого дикого поступка Балашова, порча картины Репина произвела удручающее впечатление».
Collapse )
SirRoof

На финишной прямой

Как считают киношники, «самый чёрный день в жизни режиссёра – это день просмотра отснятого материала». Так что я, отправляясь смотреть вёрстку «ПутеБродителя», настроился на всякий случай на худшее. Валидол решил с собой не брать (ты ещё крепкий старик, Розенбом!..)

Но мне определённо повезло с командой, выпускающей книгу. Корректор въедливо проверил у меня каждый инициал и каждую фамилию, вызывавшую сомнение в правильности написания… Верстальщик, несмотря на «туеву хучу» иллюстраций, умудрился не только разместить их вполне гармонично, но практически каждая картинка легла именно туда, где мне хотелось бы её видеть. Редактор (пусть она будет здорова, счастлива и богата)) ни разу не сказала мне, что нельзя быть таким занудой – а я им, несомненно, был и остаюсь, поскольку список моих поправок едва уместился на 10 страниц.
Вот кто меня заставил напрячься – это художник. Если честно, автор-дебютант не питал надежд на то, что художником его опус будет прочитан от корки до корки – но хоть по диагонали глазами пробежать всё-таки можно было. (((
Первый вариант обложки оказался абсолютно не в ту степь. К счастью, мой чудесный редактор, увидав, как я синею и покрываюсь чешуёй и шипами, успокоила – у нас, мол, на первом варианте никогда не останавливаются, недавно выпускали книгу о заболеваниях какой-то там железы, так для неё обложку приняли с 14-й попытки.

Ладно, посмотрим, как дальше пойдёт. Главное, не расслабляться раньше времени. Ещё неизвестно, что там может вылезти на свет божий при окончательном монтаже.
SirRoof

Забытый художник

Недавно набрёл я на интересный сайт о русской живописи. Рад поделиться: http://www.artsait.ru/
Ну и — чтоб два раза не вставать)) — привожу оттуда рассказ об интересном человеке.



Михаил Васильевич Ле-Дантю (1891-1917) принадлежит к числу живописцев, сумевших за молниеносно-краткий жизненный срок, отпущенный ему судьбой, в полной мере реализовать свой дар, стать истинным художником, мастером.

Прапорщик Чердынского полка Ле-Дантю, двадцати шести с половиной лет, погиб в первую мировую войну.  Как рассказывали очевидцы, это случилось при крушении поезда, обстрелянного близ Проскурова (ныне г. Хмельницкий). Там художник и был похоронен. Его могила не сохранилась, как не сохранилось и большинство его работ — они рассеялись по свету в тяжкие военные и первые послереволюционные годы. Круг уцелевших произведений невелик: не более полутора десятков полотен, два-три альбома с набросками и композициями — вот все, что осталось от некогда обширного наследия; около восьмидесяти холстов было перечислено в списке, составленном друзьями после смерти живописца. Художественный уровень сохранившихся вещей, однако, столь высок, что становится очевидным — без исследования работ Ле-Дантю история русского искусства будет неполной. Такое исследование, сопровождаемое, хочется надеяться, новыми находками — дело будущего, а пока творчество художника окружено многими тайнами.

Collapse )
 
SirRoof

Сказочник

Вари, горшочек мой, вари,
Вари со снежною крупою,
Пусть снегири летят толпою
В заснеженные декабри.

fryusha

Наполненный таинственным магнетизмом, этот дом словно околдовывает тех, кто на него смотрит – так что неспроста безымянную героиню рассказа «Чистый понедельник» Бунин поселил именно здесь. Пожалуй, во всей Москве не нашлось бы жилища, более точно совпадавшего с образом этой необычной женщины:  «…у нее красота была какая-то индийская, персидская: смугло-янтарное лицо, великолепные и несколько зловещие в своей густой черноте волосы, мягко блестящие, как черный соболий мех, брови, черные, как бархатный уголь, глаза; пленительный бархатисто-пунцовыми губами рот оттенен был темным пушком; выезжая, она чаще всего надевала гранатовое бархатное платье и такие же туфли с золотыми застежками…
Она была загадочна, непонятна для меня, странны были и наши с ней отношения, – совсем близки мы все еще не были; и все это без конца держало меня в неразрешающемся напряжении, в мучительном ожидании – и вместе с тем был я несказанно счастлив каждым часом, проведенным возле нее (…)
В доме против храма Спасителя она снимала ради вида на Москву угловую квартиру на пятом этаже, всего две комнаты, но просторные и хорошо обставленные… За одним окном низко лежала вдали огромная картина заречной снежно-сизой Москвы; в другое, левее, была видна часть Кремля, напротив, как-то не в меру близко, белела слишком новая громада Христа Спасителя, в золотом куполе которого синеватыми пятнами отражались галки, вечно вившиеся вокруг него...»


Доходный дом Перцова. Фото 1907–10 годов

Разумеется, не только Ивана Бунина поразил своим обликом этот дом. Николай Тарасов, знаменитый московский денди, меценат и театрал, появился здесь в 1908 году, когда вместе со своим приятелем Никитой Балиевым задумал создать кабаре. Балиев, чьё настоящее имя было Мкртич Балян, обладал живым темпераментом и отменным чувством юмора, но его колоритная восточная внешность не позволяла ему рассчитывать на серьёзную карьеру в труппе Художественного театра. Не удовлетворённый исполнением ролей вроде Хлеба в «Синей птице» Метерлинка, Балиев пришёл к идее устроить импровизационный театр, гибрид кабаре и капустника, развлечение «сугубо для своих». Тарасов, любитель развлечений вообще и театра в частности, выразил готовность  принять на себя расходы, и оставалось лишь найти подходящее помещение.


Collapse )
SirRoof

Особняк Зинаиды Морозовой


Восточный фасад. Фото из книги «Архитектурное наследие Фёдора Шехтеля в Москве»

Об этом удивительном доме чем больше узнаёшь, тем яснее понимаешь, что не узнал даже малой части. Жаль, что здесь не проводят экскурсий, но уж так сложились обстоятельства: находящийся в ведении Министерства иностранных дел особняк используется для встреч на высшем уровне, и поэтому простым смертным остаётся лишь разглядывать дом сквозь чудесные кованые решётки ограды.



И всё же экскурсанты на Спиридоновке появляются часто. Например, вишнёво-красный автобус, стилизованный под транспорт 30-х годов, привозит тех, кому интересно увидеть булгаковскую Москву – а ведь когда возникает вопрос о доме Маргариты, из возможных вариантов чаще всего называют именно этот. Чтобы проверить обоснованность данной версии, обратимся к тексту романа.

Collapse )
SirRoof

Патрики

Если существуют места с какой-то особой аурой, то к Патриаршим это относится в полной мере. Воспринимают ауру все по-разному: одних она настраивает на романтический лад, других тянет о душе подумать, а лично меня охватывает ощущение смены темпа – словно тут Время течёт в режиме замедленного воспроизведения, от чего на сердце делается удивительно легко и спокойно, неизбывное московское желание прибавить шагу и везде успеть как-то незаметно отпускает и хочется, наоборот, присесть на скамейку и провожать взглядом облака или пару лебедей на пруду.
Здесь в любое время года хорошо и красиво, недаром так любят эти места кинематографисты; но почти каждому приходящему сюда человеку прежде всего вспоминается фраза: «Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина…»



Вот здесь, наискосок от «Патриарха», на перекрёстке Малой Бронной и Ермолаевского – то самое место, где безуспешно пытался затормозить трамвай, под который «пристроил несчастного Мишу Берлиоза» один таинственный иностранец. Так ли это, неизвестно. Некоторые москвоведы утверждают, что трамвайных маршрутов на Бронной никогда не было; старожилы говорят, что трамваи всё же ходили, но по Ермолаевскому переулку; а кое-кто готов побожиться, будто при ремонте дорожного покрытия рельсы под асфальтом видел своими глазами…
Имеет ли смысл выяснять, кто прав, если действие романа протекает в неком условном будущем? Как известно, в одной из первых редакций романа всё происходит в июне 1943 года, да и в каноническом тексте книги сказано: «подлетел этот трамвай, поворачивающий по новопроложенной линии с Ермолаевского на Бронную» – то есть и для Булгакова во время работы над романом никакого трамвая здесь ещё не было.

Collapse )
SirRoof

Памятник Ивану Фёдорову

Почему памятник был установлен здесь, знают многие – совсем рядом, по другую сторону стены, располагался Печатный двор, где в 1564 году дьякон кремлевской церкви Николы Гостунского Иван Федоров отпечатал первую русскую книгу. Однако мало кому известно, что первая печатня на Руси просуществовала очень недолго.
Издание церковных книг поддерживали митрополит Макарий и сам Иван Грозный, поскольку экспансию католической церкви на восток сдерживать следовало не только силой, но и словом Божьим. Однако у нововведения имелись и противники – не будем забывать, что традиционным способом книги размножали монахи-переписчики, и продажа этих книг была для монастырей серьёзным источником дохода. Кроме того, переписывание церковных текстов – тоже своего рода акт веры, а тут предполагается священнодействие заменить вознёй со скрипучим станком… Да и не враг ли рода человеческого измыслил сие устройство?..
Едва умер митрополит Макарий, как у печатников начались проблемы: сначала пошли слухи о нечистой силе, потом соседи перестали скрывать своё враждебное отношение, и кончилось дело тем, что на печатный двор кто-то подпустил «красного петуха». Дьякон с подмастерьями, не дожидаясь чего похуже, бежали в Литву. «Зависть и ненависть нас от земли и отечества и от рода нашего изгнали в иные страны, неведомые доселе».
Памятник Ивану Фёдорову был открыт в 1909 году, и эта история тоже весьма интересна.

Collapse )